Expoziția document cu genericul “Nu dați vina pe haine”prezintă hainele reconstituite ale nouă femei și fete adolescente din Republica Moldova, în momentul în care au fost abuzate sau hărțuite sexual. Expoziția atrage atenția, astfel, asupra stereotipurilor din societatea noastră, care planează în jurul fenomenului violenței sexuale, având scopul să le combată.



„Cu regret, peste 40% din bărbații din țara noastră consideră că femeile sunt de vină pentru cazurile de viol, iar dacă femeia are o reputație proastă sau nu opune rezistență fizică când este violată, aceste cazuri nu pot fi considerate viol. Istoriile de viață prezentate în expoziție sparg acest stereotip și demonstrează contrariul - nu este vorba de haine, ci de atitudine”, a menționat la deschiderea evenimentului Natalia Vâlcu, Directoarea executivă la Centrul de Drept al Femeilor.

În Republica Moldova șase din zece femei s-au confruntat pe parcursul vieţii, de la vârsta de 15 ani, cel puţin cu o formă de violenţă, psihologică, fizică sau sexuală, din partea soţului/partenerului. Violența sexuală este a treia cea mai răspândită formă de violență în rândul fetelor tinere și lasă sechele grave asupra vieții lor.



“Fetele tinere nu au suficientă experiență, cunoștințe și abilități de a răspunde unor situații de abuz. În rezultat ele se confruntă cu sarcini și nașteri neplanificate, infecții cu transmitere sexuală, afecțiuni psiho-emoționale. Facem un apel către toți partenerii de a susține asemenea inițiative, care fac auzită vocea celor mai vulnerabile femei și fete, pentru a reduce la zero cazurile de violență și de încălcare a drepturilor omului”, aspus Eugenia Berzan, Analistă de Programe la Fondul ONU pentru Populație (UNFPA) în Moldova



În 2017 poliția a înregistrat 539 de infracțiuni ce atentează la viața sexuală, dintre care 272 cazuri de viol și 264 cazuri de acțiuni violente cu un caracter sexual.

Cazul Iulianei, expus la eveniment, este reprezentativ. Ea a fost abuzată la vârsta de numai 15 ani, iar experiența i-a marcat întreaga viață. Și-a tăiat părul lung, a început să poarte doar haine bărbătești și îi vine greu să construiască relații.

“Prietenul meu ar mai vrea să port o rochie, să mă machiez sau să-mi fac o coafură…Eu nu pot face lucrul acesta…asta ar însemna să fiu provocatoare. Nu vreau asta! Nu am să mă fac frumoasă niciodată!”, este istoria cutremurătoare a tinerei.



Expoziția “Nu dați vine pe haine” poate fi vizionată în blocul 2B al Universității de Stat, Facultatea de Drept (str. M. Kogălniceanu, 65). Organizatorii își propun ca expoziția să fie una mobilă și să fie amenajată în alte instituții de învățământ, instituții de drept, precum și în comunități rurale, pentru a trezi discuții la acest subiect și a sparge stereotipurile existente.

“Este o inițiativă foarte bună și ar fi necesar de organizat asemenea evenimente cât mai des, chiar în școli, universități, companii private. Totul vine de la educația primită în familie și la școală. Totul depinde cum sunt educați copiii, pentru că ei văd ce se întâmplă și preiau același comportament când devin adulți”, este de părere Alexandru Agrici, 19 ani, student la Facultatea de Drept.

Conceptul expoziției“Nu dați vine pe haine”vine de la Universitatea Arkansas din SUA, fiind organizatăîn Moldova de către Centrul de Drept al Femeilor, cu sprijinul UNFPA, în colaborare cu Centrul Internațional „La Strada”, Centrul de Asistenţă şi Protecţie a Victimelor şi Potențialelor Victime ale Traficului de Ființe Umane și Universitatea de Stat din Moldova, Facultatea de Drept.



Evenimentul se aliniază campaniei globale UNiTE #HearMeToo, care pune accent pe sensibilizarea publică prin intermediul unui storytelling inovativ și încheie șirul de acțiuni din cadrul campaniei

“16 zile de acțiuni împotriva violenței în bază de gen”.

_______


Pentru contact:
Irina Lipcanu, Analistă Programe Comunicare, UNFPA Moldova, 069162304
Diana Pînzari, Coordonatoare comunicare, Centrul de Drept al Femeilor, 069577542

Студия театральной импровизации “ZaO” открывает 12-й сезон! Спектакль-импровизация «КОВЧЕГ «АПОКАТАСТАЗИС», в котором участвуют зрители. 15 и 16 декабря, 16.00 – 19.00 ТЦ «JUMBO». Вход свободный.



ПРО НАС

Интуитивный импульс – основа поступка и в искусстве, и в жизни. Поэтому мы ведем разработки в области импровизации, которая провоцирует интуитивные инсайты. Наши актеры могут выйти на площадку, ничего не зная заранее: и текст, и сюжет, и персонажей они находят спонтанно во время игры. Но можно сочетать импровизацию с конкретикой – задать ей историю или тему. Например, тему спасения, как в спектакле «Ковчег «Апокатастазис».

ПРО ВАС

Для вас это - возможность ощутить эффективный контакт со своей интуицией. Пройти актерский тренинг для зрителей перед игрой. Играть на сцене вместе с актерами. Интуитивно угадывать смысл глубоких, парадоксальных событий в спектакле и спонтанно анализировать сюжет после игры.

И ПРО СПАСЕНИЕ

В названии этого спектакля соединены две концепции спасения. Ковчег - спасение избранных. Апокатастазис - спасение всех. Какой вариант мы готовы выбрать сегодня? Тема раскроется в игре непредсказуемо и для актеров, и для зрителей.

Страница студии www.facebook.com/zao.impro/
Авторы проекта и режиссеры:
Владимир Шиманский, Елена Кушнир
Команда «Ковчега «Апокатастазис»
Люди:
Анжела Енаки, Юлия Пынзарь, Александр Волошин, Андрей Шиманский,
Владимир Шиманский
Ангелы:
Наталия Здибняк
Вадим Елени
В 12-м месяце Студия театральной импровизации ZaO открывает свой 12-й сезон. Спектакль называется «Ковчег «Апокатастазис». Странное название, и не только название… В этом спектакле вместе с актерами играют зрители.


 
- Только те, кто хочет! – успокаивает режиссер Елена Кушнир. - Настолько, что готовы пройти прямо перед спектаклем актерский тренинг и создавать ткань игры по-настоящему.
Корр. - По-настоящему – это как?
- А так, чтобы каждый хотя бы на полминуты вышел на уровень глубокого искусства. Настройка на минимум времени оказывается какой-то магической. Время словно исчезает. Получается не полминуты, а две, три, четыре. И не линия, а целый рисунок… Лаконичный, но очень свободный. Эти люди выглядят так,  будто актерская игра для них – естественная вещь. А ведь она экстрим, и в человеческом, и в профессиональном смысле.
Корр. - Актеры у вас импровизируют. Зрители тоже?
- И да, и нет. Мы с ними вместе находим маленькую постановочную линию для их персонажей. Я предлагаю, они корректируют. После того, как линию проведут, можно импровизировать около минуты. И все, выход с площадки.
Корр. - Такая форма работы с публикой – она откуда?
- Из Кишинева.
Корр. - То есть такого больше нигде нет?
- Может быть, и есть, но мы пока не смогли обнаружить ничего подобного. Хотя и сами настойчиво искали, и ведущих театроведов расспрашивали.
Корр. - А почему такое участие вообще возможно?
- Вероятно, потому, что искусство – одна из важнейших составляющих человеческой жизни. По большому счету зрители – понятие условное. Одно из самых поразительных ощущений в нашей работе – тишина перед спектаклем. Понимаете, она каждый раз другая. Все, кто пришел, настраивают процесс еще до его начала. Приносят спектакль с собой. А мы помогаем его увидеть.
Корр. - Почему, в таком случае, вы не позволяете зрителям просто импровизировать?
- Ну, во-первых, они получают и постановочный момент, и импро. Во-вторых – нужно подхватить историю, которая раскрылась в игре. Добавить к ней еще измерений. В нашем театре истории сотканы из намеков и неожиданностей. Их угадываешь, как смысл происходящего в жизни, которая очень редко пишет крупными буквами… Считывать такой сюжет без специальной тренировки проблематично. Зрители могут попасть в точку, могут промахнуться и все развалить. Тоже опыт, конечно, но такого опыта и без нас хватает.

А «Ковчег» плывет…

Корр. - Расскажите подробнее о спектакле. В чем нам предстоит участвовать?
- «Ковчег «Апокатастазис»  - импровизация на заданную тему, причем на тему спасения… Ветхозаветный Ковчег – это спасение избранных. Раннехристианский Апокатастазис – спасение всех. Мы сталкиваем эти две концепции спасения… в драматической игре. И предлагаем себе, актерам, зрителям – вопрос: какой вариант спасения они здесь, сейчас, сегодня выбирают?
Корр. - Вы так серьезно говорите, как будто этот выбор имеет значение.
- Любой искренний выбор имеет значение, силу, закономерность – желания. А желания умеют исполняться. Так что мы очень рады каждому рейсу нашего «Ковчега»…



 Корр. - Этой осенью вы показали его в Одессе, на фестивале «Молоко». Хороший был рейс?
- Ошеломляющий. И для нас, и для публики, и для коллег. Зрители играли по-кишиневски, а мы по-одесски. Невербальный обмен информацией просто захлестывал.
Корр. - Но хотя бы сюжет поддается пересказу?
- Конечно. Начать с того, что у этой импро-драмы есть конкретика, которая повторяется. В «Ковчеге» разворачиваются отношения между людьми, на первый взгляд самые обычные, но… знакомо вам такое ощущение, как будто через вашу жизнь здесь и сейчас происходит… нечто другое? Решается какой-то очень важный вопрос? Вот такое ощущение настигает наших персонажей, и оно не обманчиво. Потому что действительно судьбы мира решаются через поступки, взгляды, состояния людей. В данном случае многое зависит от того, смогут ли вот эти конкретные люди… почувствовать себя, других, мир – как единое целое. Как общность. Если смогут, мир сделает еще один маленький шаг к спасению всех. И потому к нашим персонажам приставлены ангелы, которые изо всех сил стараются их вывести на эту общность и у которых прескверные предчувствия насчет результата миссии…
Корр. - Ангелы? Это что, спектакль-проповедь?
- Нет… Тема спасения – не только религиозная, она духовная в широком смысле, скажем так – культурная. Потому что культура, искусство – это… только никому не говорите… духовные процессы.
Корр. - А почему никому не говорить?
- Потому что все и так знают. Ну вот… Ангелы, ситуация выбора – постоянная конкретика «Ковчега». А вот история на этом фоне каждый раз другая. «Молоко» наш третий по счету фестиваль в Одессе, и можно утверждать, что там в игру приходят очень сильные, открытые чувства, которые неудержимо стремятся к чистоте, но сталкиваются с большими препятствиями. Справиться с таким материалом в импровизации непросто. Мы каждый раз возвращаемся из Одессы, как из плавания по бурному морю. С новыми силами и новой верой в свою неуязвимость… На этот раз история была такая: дело не в том, что любви нет. Ее, пожалуй, даже больше, чем персонажи могут выдержать. Этот водоворот чувства тоже признак того, что ситуация дошла до края. «Меньше страсти!» - то и дело требует один персонаж. А другой смущенно признается, что его любит неоправданное количество людей.
Но… они не знают, что с этой любовью делать. «Я не знаю, кто я, зачем я живу, - говорит одна из женщин.  – И я пришла сюда, чтобы здесь умереть, вот на этом красивом коврике.» Правда, ее намерение никто не принимает всерьез, а она-то надеялась, что  будут отговаривать. Но само намерение, сам этот «коврик» – признак того, что «все закончится уже сегодня». Однако вместо гибели приходит момент, когда персонажи буквально переплетаются друг с другом, прямо посреди очередного препирательства и несовпадения… Почти бессознательно. Как будто делая одновременно два разных выбора: непонимания и общности. Утраченная цельность мира вдруг снова начинает звучать, как дойна, которую поет ангел. Но тут же вновь распадается. И все же что-то успело измениться, в них, в нас, во всем. Мне кажется, самым большим достижением спектакля было то, что это ощущение внезапной  и спасительной цельности действительно возникло.

Три новеллы Дерибасовской

Корр. - Участие зрителей в «Ковчеге» тоже связано с заданной темой?
- Да, они раскручивают ключевой момент. Это все частички катарсиса: присутствие ангелов, появление каких-то незнакомцев, которые чувствуют себя здесь вполне уместно…



Корр. - А в других проектах Студии зрители тоже участвуют?
- Конечно. И в драматических, и в карнавальных. В конце лета на одесском фестивале уличных театров «Карнавал Комедиады» Студия играла два цикла – «Беседы с пространством» и «Карнавальный сборник ритуалов».
Корр. - И что, теперь Одесса – постоянный партнер Кишинева по экспериментам?
- Уникальный партнер. Да еще и пригласили нас туда клоуны. Этот фест устроили феерический Георгий Делиев, опытнейший педагог и режиссер клоунады Владимир Крюков, великолепный смеховой маг Олег Савченко. Мы наконец поняли, что ничего про клоунаду не знаем. Умение клоунов держать паузу, их любовь к своим персонажам – божественны… Кроме того, в Одессе живет смеховое начало, радость жизни, которая перехлестывает через край, и глубокое, я бы сказала - очень серьезное  уважение к жизни. Это делает клоунаду такой… весомой. Феллини любил клоунов, и теперь понятно, почему. Клоун – это философия, готовность в любой момент выпустить на волю свободную, бесконечную энергию смеха. А ведь зло боится смеха. Оно вообще радости боится.
Ну вот. Поскольку мы привезли «Беседы с пространством», то есть решили побеседовать с Одессой, Савченко предложил нам для этого… Дерибасовскую.
Корр. - То есть вы беседовали с одесситами?
- Нет, с городом. Понимаете, либо мир живой, либо… ну вот сами подумайте, живой или наоборот?
Корр. - Сложный какой-то вопрос.
- Мы находимся в постоянном взаимодействии со средой, с пространством, с природой. И на уровне души, человеческой метафизики, диалог с миром тоже происходит непрерывно. Можно просто перестать это игнорировать, и тогда… мир действительно становится волшебным, живым существом.
Корр. - Час от часу не легче, то проповедь, то пантеизм. Вы нарочно, что ли, лезете в такие дебри?
- На поверку все не так уж сложно. Пантеизм – очень старый принцип, одухотворение природы, так сказать, частями. Но принцип творения, более современный, подразумевает, что в каждой частице творения есть частица Творца. В человеке, в дереве, в городе есть своя индивидуальность, свой кристалл бесконечности, тонкая структура, сущность. Вот с ней мы и общаемся в игре. Такой диалог -  главный принцип нашего кишиневского карнавала. Спектакли «Беседы с пространством» и «Сборник ритуалов» - карнавальный модуль, который мы разработали для Кишинева и впервые показали в другом городе. Очень хотелось проверить, универсальный это модуль или нет.
Корр. - Ну, если кишиневский, значит, универсальный.
- Звучит как шутка, но, видимо, Кишиневу действительно есть что сказать. Кстати, одесситы очень ценят наш город, причем ценят именно как источник тонкой информации. Поучиться бы у них некоторым обитателям Кишинева. Особенно высокопоставленным… В целом наши «Беседы» похожи на «Невский проспект» Гоголя, но не в прозе, а в драме: какие истории раскрываются на этой улице?
Корр. - И что же рассказала Дерибасовская?
- Мы сыграли три спонтанные новеллы в трех разных точках. Плыли вниз по булыжной мостовой, как по реке, и в тротуаре отражалось небо. Играли без слов… вместо слов  крики, молдавские сельские крики в том числе. Мы их переняли у великолепной Сюзанны Попеску из ансамбля «Talancuta». А между новеллами у нас были шествия. От точки к точке. И вот во время шествий зрители играли вместе с актерами.

Каждый актер вел группу из 3-4 зрителей. Шли, передавая друг другу всякие странные вещи – расшитый стразами зонтик, винтажный стул, старый чемодан, латунный таз, очень длинный белый шарф… И во время этих небольших шествий получилась очень красивая и важная для нас вещь… Вот представьте: звучит сигнал, высокая нота флейты, все останавливаются… И в каждой группе происходит микро-драма на 2 минуты. 7 групп одновременно играют у вас на глазах непредсказуемые сюжеты. А вы смотрите и, естественно, пытаетесь угадать в этом смысл. Полифония смыслов, полифония историй была просто удивительная.

Более того: в этой полифонии накапливался и затем проявлялся следующий сюжет.

Из трех историй самой трогательной для меня была третья. История о сострадании.
Два человека, которые открыто молят о помощи, внимании, участии. Буквально валяются под ногами у остальных. Кажется, что такой вопль о помощи не может остаться без ответа… А вот может. Кто-то из персонажей реагирует, заражается смятением, но вместо того, чтобы помочь, пытается решить свои собственные проблемы. И не решает… Другая пара ведет себя так, будто ничего не происходит. Фантастическое и узнаваемое  безразличие... Невозможность сочувствия нарастает, укрепляется… И вдруг – почти случайная вспышка заботы, внимания. Ерундовая помощь, нелепый ритуал… Один человек помогает другому идти, удерживая на голове поднос, на котором вдруг оказался его собственный ботинок… И вся эта ледяная, тяжелая структура безразличия беззвучно рушится у них за спиной.



  
Корр. - А что делали зрители  во втором фестивальном проекте, «Сборнике ритуалов»?

- «Сборник» – темы игры, которые мы накопили, разрабатывая современный карнавал. Сначала не думали, что темы будут повторяться, но в этом ведь есть преимущества: люди смогут подготовиться, создать свои трактовки, костюмы. Новый карнавал живет в Кишиневе с 2007 года, и каждый год у него была другая тема. Молитва о реке, Пасха домов, Карнавальная свадьба села и города… Мы играли сложные партитуры, но подозревали, что любую тему и актеры, и зрители могут сыграть спонтанно. Попробовали в 2018-м, и получилось. Этот опыт перенесли в Одессу, которая, конечно, устроила нам тот еще сюрприз. Зрители прошли тренинг, все вместе создали декорацию возле Горсада, настроились на игру…  Вдруг какой-то прохожий, не принимавший участия в тренинге, спокойненько входит в нашу декорацию. И начинает сворачивать коврик. Но как! Это было настоящее магическое действие, будто человек вдруг решил навести порядок в мироздании вот таким простым способом… мироздание немедленно откликнулось. Выбежала девушка (наша актриса), села на коврик… Долго-долго смотрела прохожему в глаза. Убежала. И началась феерия: пока он сворачивал коврик, перед ним развернулись любовь, расставания, искушения, подвиги… А потом весь этот мир сомкнулся вокруг него, обнял, возникло пение, как ветер поет в деревьях… И все исчезло. Прохожий свернул-таки коврик и пошел своей дорогой… Этим прохожим оказался Георгий Делиев.

- Ну и как? Понравилось зрителям играть?
- Двое из тех, что летом играли с нами на Дерибасовской, играли и в осеннем «Ковчеге». В том числе – замечательный перформер Милена Недбаева. Если получится, мы с ней сделаем совместный проект. Милена играет на дзенской японской флейте сякухати, она сыграла небольшую увертюру перед «Ковчегом». И коллеги очень обрадовались зрительской игре. Вообще было сказано много хорошего. Олег Савченко сообщил, что нам удалось добиться камерности в уличном театре: «Я видел, как люди входили под этот купол тишины, были в нем какое-то время и выходили…»   Причем наблюдал он из-за дерева. Жаль, что я не видела, как Савченко стоит за деревом и созерцает купол тишины на Дерибасовской…

- В общем, вы ездили в Одессу со своим карнавалом – это же почти как в Тулу со своим самоваром заявиться!
- Да, встретились на Дерибасовской два карнавала… Похоже на начало анекдота. Дальше должно быть: «И один другого спрашивает…» Это с интонацией Юрия Никулина надо произнести… И один другого спрашивает: «Ты откуда приехал?» Тот говорит: «Из Кишинева я.» А одесский карнавал обиделся и говорит: «Ну как же тебе не стыдно! Говоришь, что ты из Кишинева, чтобы я подумал, что ты из Рио-да-Жанейро, а ты ж действительно из Кишинева! И не стыдно тебе?»
- Что-то знакомое…
- Я одолжила одесский анекдот про двух евреев, которые встретились в поезде… Кстати о ритуалах: этот анекдот с удовольствием цитировал Борхес, великий писатель, интеллектуал и метафизик.
- Наверное, пора заканчивать нашу беседу: еще немного, и Борхес окажется на Дерибасовской…  Желаем вам веселого 12-го сезона и побольше храбрых зрителей!
- Да уж, храбрость нам всем не помешает! До встречи на «Ковчеге»!
Одна из старейших голландских дэт метал формаций Phlebotomized выпустили сингл на заглавную композицию со своего нового полноформатного альбома «Deformation Of Humanity», который станет первый релизом коллектива в 21-м веке.

Phlebotomized – одна из старейших голландских дэт метал формаций, основанная еще в 1989 году. Они стали одними из первых, кто стал использовать скрипку и клавишные в экстремальной музыке. Их «типичный дэт метал» с добавлением своей изюминки вызвал настоящую бурю на голландской метал сцене в начале 90-х.
Phlebotomized просуществовали лишь до 1997 года, выпустив за это время несколько демок, EP и два полноформатных альбома «Immense Intense Suspense» и «Skycontact», которые были отлично встречены слушателями и музыкальными критиками. В скором времени после выхода «Skycontact» коллектив прекратил свое существование, собравшись вновь в 2013 году. Phlebotomized переиздали свои классические альбомы, а в этом году вплотную занялись написанием новой пластинки «Deformation Of Humanity», которая выйдет уже в январе следующего года на лейбле Hammerheart Records. Ниже вы можете ознакомиться с заглавной композицией будущего релиза.


Свежий и западающий в память дэт метал делают в новом проекте Olkoth из Южной Каролины, основанном гитаристом Zach Jeter (Doomsday Revival), бас-гитаристом Brad Parris (Nile, Red Herring), ударником Joshua Ward (Enthean, Rapheumets Well, Xael) и гитаристом Hunter Ross (Rapheumets Well). Коллектив намерен в начале следующего года выпустить одноименную дебютную пластинку, первый сингл с которой «Imperfect Reanimation» уже доступен для прослушивания.

Одна, наверное, из самых успешных и известных мелодичных дэт метал формаций Children Of Bodom представила вниманию фанатов официальное видео на первый сингл "Under Grass And Clover" со своего десятого студийного альбома "Hexed", который выходит 8 марта на лейбле Nuclear Blast Records.

Hexed artwork и tracklisting: 
"The Road" 
"Under Grass and Clover" 
"Glass Houses"
"Hecate’s Nightmare"
"Kick in the Spleen"
"Platitudes and Barren Words"
"Hexed"
"Relapse (The Nature of My Crime)"
"Say Never Look Back"
"Soon Departed"
"Knuckleduster"
Bonus tracks:
"I Worship Chaos" (live)
"Morrigan" (live)
"Knuckleduster" (remix)
Голландский дэт метал коллектив Sisters Of Suffocation представил официальное видео на заглавную композицию своего нового студийного альбома Humans Are Broken, который выходит 1 марта следующего года на лейбле Napalm Records.
Sisters of Suffocation - нидерландская группа из Эйндховена, основанная в 2014 году пятью девушками!!! В этом году, правда, за барабанную установку уже сел мужчина - барабанщик Kevin van den Heiligenberg из Awakening Sun.

"Humans Are Broken" tracklisting:

1. Humans Are Broken
2. Wolves
3. War In My Head
4. The Machine
5. What We Create
6. Liar
7. Little Shits
8. The Next Big Thing
9. Blood On Blood
10. The Objective
11. Burn
12. Every Little Fibre (Bonus Track)
13. For I Have Sinned (Bonus Track)
Состояние дэт метал сцены, на сегодняшний день, весьма любопытно. Пока хеви и трэш процветают, все еще, за счет таких мастодонтов, как Iron Maiden, Judas Priest, Slayer, Metallica, Megadeth и так далее. Про праотцов дэт метала сложно сказать тоже самое. Death умерли вместе с Чаком Шульдинером, Suffocation вращаются как могут и в настоящее время пытаются навсегда заменить Фрэнка Маллена. Morbid Angel пополнились двумя молодыми музыкантами, Dismember распались несколько лет назад, а в составах Entombed все уже запутались к чертовой матери.
Конечно же, еще совсем не упустили свою власть такие монстры «смертельного» метала, как Cannibal Corpse, Deicide, Obituary, Vader, Immolation и многие другие, которые создают отличный зубодробительный материал, но пришло время думать о будущем – о следующем поколении музыкантов, играющих дэт. Представляем вашему вниманию пятерку коллективов, которую продолжают и совершенствуют дело, начатое когда-то основателями жанра.

Artificial Brain – для фанатов Gorguts, Voivod, Suffocation
В то время, как NASA и SpaceX очень активно и упорно решают вопрос по поводу продолжительных космических путешествий человека, у металлистов уже давно есть свой способ попасть в Космос и путешествовать по нему. Просто закройте глаза и слушайте Artificial Brain – формация из Нью-Йорка, собранная в 2011 году. Вообще, Obscura и Wormed задали, в свое время, определенную моду на научно-фантастическую и космическую тематику в современном дэт метале, а «Искусственный мозг» подхватил их знамя, добавив свою изюминку. Любители атональных, диссонирующих нот, искаженных ритмов и утробного нечеловеческого вокала обязательно должны прослушать этот коллектив, в составе которого обязанности вокалиста и гитариста, кстати, исполняет Dan Gargiulo из Revocation.
Пока на счету этих техничных космических парней всего два полноформатных альбома, одна демка, один сингл и EP, на которых они надеюсь не остановятся и продолжат помогать слушателям летать в космос. Особенно рекомендую к прослушиванию дебютную полноформатную пластинку «Labyrinth Constellation» от 2014 года.

Horrendous — для любителей Pestilence, Asphyx, Atheist
Появившиеся в последние десятилетие дэт метал коллективы, отдающие дань старой школе, поклоняются либо глубокому и глухому звучанию в духе Incantation, либо звуку, напоминающему пилу, которым славится шведская Sunlight Studio. Американцы Horrendous, сформировавшиеся в 2009 году, пошли по иному пути, предпочитая сделать своей отправной точкой лучшие традиции голландской и флоридской дэт метал сцены, ни на секунду не забывая о корнях, которые вышли из трэша и, от части, спид метала.
Сложное звучание, идущее будто по возрастанию, делают Horrendous схожими с Atheist и Pestilence в большей степени, чем с сотнями банд, предпочитающих зубодробительную долбежку в музыке. Волнообразные сложные мелодии в духе раннего At The Gates и использование двух вокалистов позволяют сохранить уникальность коллектива. Кстати, Horrendous не особо жалуют использование модных электронных примочек и чрезмерной обработки при записи, что лишает столько современных релизов своего собственного лица.

Gruesome — для ценителей Death, Exhumed и The Black Dahlia Murder
По мере того, как мы все больше теряем основоположников и культовых коллективов в мире метала, трибьют-банды и группы, косящие под кого-то, набирают популярность. Металлисты любят своих старейшин и учителей, преклоняются перед ними и очень часто ностальгируют по ним. Именно по этому пути пошли Gruesome, которые пытаются достоверно передать раннюю эру Death. Вокалист и гитарист Мэт Харви из Exhumed досконально изучает все нюансы и оттенки игры и вокальных партий легендарного Чака Шульдинера. Альбомы «Savage Land» 2015 года и «Twisted Prayers» 2018 года писались под вдохновением от музыки Death. С огромной уверенностью можно заявить, что они сопоставимы с такими шедеврами дэт метала в исполнении Чака, как «Scream Bloody Gore» от 1987 года и Spiritual Healing от 1990 года. Gruesome выходят за рамки самоудовлетворения, отдавая честь Шульдинеру, доказывая, что музыка, созданная им в прошлом веке, интересна и признана молодым поколением металлистов.

Replacire — для тех, кто слушает Cannibal Corpse, Meshuggah, Decapitated
За последние несколько лет весь этот джент, риффы, подобные азбуке Морзе, просто вышли из-под контроля. Группы опускают строй своих инструментов настолько низко, насколько это возможно. Когда дело доходит до настройки, то они забывают, что, для того, чтобы звучать тяжело, необязательно превращать свою гитару в бас. Replacire своеобразно обратили сей тренд, написав в таком ключе полноценные риффы. Когда они играют эти деструктивные грувовые мелодии, очарованным звучанием слушателям ничего не остается делать, как просто отстукивать ритм ногой, ни на секунду не прекращая трусить головой. Композиции Replacire достаточно индивидуальны, просто разрывают вас в клочья. Нельзя сказать, что они делают что-то абсолютно новое, зато они делают это намного профессиональнее и лучше, чем многие из их современников. 

Rivers of Nihil — для фанатов Opeth, Gojira, Between the Buried and Me
В эпоху, когда каждый гитарист наяривает у себя в спальне кавера на Necrophagist и выкладывает их на Youtube, сила прогрессивного и техничного дэт метала, можно сказать, ослабла. Многие перестали изучать настроение всего альбома целиком, а укладывают свое путешествие в рамках одной лишь песни. Rivers of Nihil, образованные в 2009 году в Пенсильвании, являются замечательным исключением из нового модного правила. С момента выхода грозного дебюта музыканты группы усердно работали над созданием своей идентичности от песни к песне, усиливая музыкальную и тематическую связь между ними. Технически сложные гитарные партии не являются единственным фокусом, которым пользуются Rivers of Nihil, чтобы ослепить слушателей. Помимо техники музыканты используют разную динамику в песнях, чтобы выделить и подчеркнуть отдельные звуки и фрагменты. Порой складывается ощущение, что помимо прочего на коллектив оказали огромное влияние King Crimson и Pink Floyd.