Во всем мире театральные проекты путешествуют по необычным точкам игры. В Питере даже существует специальный фестиваль “Точка Доступа”, продвигающий эту концепцию. А в Кишиневе процесс начался в 2007-м году и с тех пор осваивает все новые ступени необычности.

Во всем мире театральные проекты путешествуют по необычным точкам игры. В Питере даже существует специальный фестиваль “Точка Доступа”, продвигающий эту концепцию. А в Кишиневе процесс начался в 2007-м году и с тех пор осваивает все новые ступени необычности.



Студия театральной импровизации ZaO свой первый спектакль сыграла в галерее “Brancuşi”, на выставке Сальвадора Дали. И понеслось: шахта под Рышкановкой, железнодорожный вокзал, крыша отеля “Naţional”, берег реки Бык...

Недавно состоялись спектакли в торговом центре “Атриум” - прямо посреди бутиков и посетителей.

Странно, что в таком оживленном месте темой игры было молчание. Тишина. “Истории без слов” - это путешествие в пространство невербального общения. Какие отношения между людьми раскрываются без слов? Что мы слышим, когда происходит только внутренний диалог между актерами?

И, кстати, почему мы это слышим?

- Видимо, границы восприятия - понятие условное, и  эмпатия присутствует в нашей жизни гораздо чаще, чем кажется, - говорит автор проекта и режиссер Владимир Шиманский. - Еще на репетициях мы выяснили: смыслы игры передаются в невербальном пространстве, если сами актеры их осознают.  На спектаклях нас больше интересовало, какие именно истории могут раскрыться без слов.

Ах да, мы ведь не сказали главного: спектакли были чистой импровизацией. Ничего не известно заранее, кроме того, конечно, что они играются без слов. И еще - что в них примут участие зрители.

Если честно, все это звучало настолько необычно, что даже никого не удивляло. Пока не оказалось правдой, конечно. Так бывает с путешествием: куда-нибудь едешь, за хлопотами уже не понимаешь, куда именно. И вдруг бац! Ёлы-палы, я в Париже! Примерно такой шок был у зрителей, когда их пригласили выбрать себе персонаж и сыграть вместе с актерами. А чего удивляться-то? Знали, куда шли!

Перед спектаклем режиссер Елена Кушнир провела актерский тренинг для зрителей. Техника игры - интуитивная, но к ней подключена и аналитика, иначе ведь сюжета не построишь. Как же одно сочетается с другим? В жизни это не очень получается...

- Может получиться и в  жизни, - утверждает Елена. - Между искусством и реальностью никаких границ на самом деле нет. Что и доказывают театры, которые играют в необычных местах. Это ведь концептуальный акт. И очень важный, потому что искусство - авангард жизни. Оно открывает информацию, которой раньше не было - на уровне души, тонкого мира внутри нас. И вот, если границ между художественным актом и жизнью нет, эти открытия легко переходят в повседневность. Границы существуют лишь в нашем сознании, игра в необычных точках сдувает эти иллюзии, как ветер паутинку. И за авангардом идет вся армия. Искусство - своего рода эволюционный заказ. Экспедиция,  которую снарядили зрители, даже если они об этом не подозревают. Особенно это явно  в импровизации. Вы себе не представляете, насколько игра зависит от зала. А интуитивную аналитику мы часто применяем в жизни, когда, размышляя, не отключаем интуицию.

Хотите - верьте, а не хотите - убедитесь сами: не только актеры, но и зрители действительно  играли импровизацию,  многогранную и интересную. Было очевидно, что никто не знает, чем все кончится. И было так же очевидно, что все происходящее наполнено смыслом, причем актуальным для всех, сидящих в зале.
- После игры  зрители нам часто говорят: на спектакле мы нашли ответы, которые искали очень долго, - рассказывает Владимир. - Но в этом нет ничего странного: когда возникает пространство слушания - себя, партнера, реальности - начинает приходить информация. К нам приходит игровая информация, поскольку мы ее ищем. Ну а зрители получают те волны, которые давно пытались к ним пробиться. Ведь не только человек стремится к смыслу, но и смысл к человеку.

- Какая же история раскрылась?

- Был у Шескпира сюжет - укрощение строптивой. Так вот у нас получилось укрощение строптивых. Две стихии - мужчины и женщины - пытались найти точки соприкосновения.  В результате самая смешная и нелепая пара вдруг соединилась, а те, которые вроде бы наладили контакт, увидели друг в друге лишь темные стороны и разошлись... Но вот тут произошло самое удивительное. На площадку вышли две девушки-зрительницы и сыграли такой финал, что и актеры, и публика были потрясены. Сыграли оплакивание и осмеяние одновременно, очищение этой ситуации не-встречи, дисгармонии. Сначала дурачились и смеялись, потом вдруг перешли к плачу. Потом - крик.. И снова легкость, смех. Но уже другой. Немного печальный, усталый. Все же трудно преодолевать негатив. Это каждый раз так трудно... Но каждый раз происходит.

- В чем вы видите перспективы этого проекта?

- Нам хочется сделать как можно больше вариантов “Историй без слов”, - говорит Елена. -  Это похоже на гадание по тишине. Мы играем не пантомиму, а драму: пантомима превращает слова в знаки, а наша игра обходится без них. Хочется поближе познакомиться со смыслами, которые открываются в тишине.

- А как будет развиваться игра зрителей?

- В нашем театре  у нее есть множество граней. Зрители играют вместе с актерами в карнавале “Vara Chişinăuiană”, создавая на улицах города карнавальные мини-спектакли. Но участие в драме - совсем другой уровень связей. Впервые мы попробовали это в проекте “Ковчег “Апокатастазис”. Там столкнулись две темы: ковчег  - спасение избранных, и апокатастазис - древняя концепция о спасении всех до единого. Игра шла в кругу ангелов, который все сужался и сужался. Потому что ангелы хотели помочь людям сделать выбор, принять решение (выбор и спасение - это ведь зачастую одно и то же). Зрители, которые вписывались в игру, были как бы на стороне ангелов, в их числе. В “Атриуме” было много покупателей, прохожих, и зрители-актеры тоже оказались прохожими, которые неожиданно вмешиваются в игру. А теперь представьте себе: что, если в спектакле нет ни ангелов, ни прохожих? Как вписать туда зрителей? Они должны войти в какие-то близкие отношения с другими персонажами, что уже сложнее. Правда,  первые находки возникли уже в “Атриуме”, это была очень плодотворная игра. Нужно двигаться дальше.

- А такое участие зрителей как-то отражается на повседневности? Учитывая, что границ между художественным актом и жизнью вы не видите...

-  Можно просто ответить, зачем мы это делаем? - предлагает Владимир. - В первую очередь для того, чтобы люди почувствовали, что именно дает им искусство. Потому что - по разным причинам - искусство сейчас отошло  от человека очень далеко. И при этом практически самоуничтожилось, ведь именно для человека оно и существует. Вот мы и восстанавливаем связь.

- Ради человека или ради искусства?


- Ради человека, потому что самое полетное, самое запредельное искусство ему абсолютно необходимо. Он и сам такой - полетный и запредельный. Посмотрите в глаза своему отражению в зеркале. Не когда чистите зубы или прихорашиваетесь, а просто - в глаза. И что вы видите?

Фото: Елена Перевалова, Ирина Сербина
























Share To:

Denis Romanescu

Post A Comment: