«Кишинев – идеальное место для самых смелых разработок в искусстве», - утверждают режиссеры Студии театральной импровизации ZaO.


«Кишинев – идеальное место для самых смелых разработок в искусстве», - утверждают режиссеры Студии театральной импровизации ZaO.

Хочется поспорить, потому что назвать наш город идеальным, неважно почему – это какая-то очень тонкая провокация, но спорить в данном случае сложно. Потому что ZaO-Студия играет в Кишиневе уже 11 лет. И воплощает при этом, действительно, самые безбашенные экспериментальные проекты. Именно экспериментальные, то есть ставит вопросы и получает ответы – такие, какие от нашей привычной реальности трудно ожидать.

Ну, например, может ли контакт с интуицией быть настолько эффективным, чтобы шестеро актеров «собирали» спектакль прямо на площадке, из воздуха, не располагая заранее  ни сюжетом, ни текстом, ни персонажами?

А вот еще вопрос: можно ли создать в Кишиневе новый карнавал?

- Мы очень этого хотели, потому что праздник – одна из  глубоких, базовых точек опоры человека, - говорит Елена Кушнир, директор Студии. – Карнавал был всегда и везде, как ни странно. Он устроил себе каникулы лет на сто, исчез в конце 19 века, когда его формы устарели, но как только развился новый театр, способный искать новые ритуалы и мистерии, начался и поиск нового карнавала. Потому что без него жить не очень получается. Карнавал – это суть праздника: вдруг, как по волшебству, мир становится настоящим. Вместо войн и голода – пир, вместо неравенства – общность. Люди как бы позволяли не только себе самим, но и всему социуму жить по другим законам во время карнавала. И главным его магическим веществом был смех, энергия радости, которая переворачивала привычное и делала его настоящим. Кувырок, ходьба на руках – мир вверх ногами, обновление, легкость. Но основой этого обновления была именно любовь к жизни. К миру, к человеку.



- Но это ведь не значит, что в каждом городе может быть свой карнавал?

Е. К. Там, где этого хотят – почему  бы нет? Думаю, желания неслучайны. Это как бы подсознательно обнаруженные возможности. Вот взять хотя бы Кишинев. В молдавских селах карнавал был - яркая и фантастическая Маланка. Почему же он не пришел в город? Видимо, просто не успел. Но по дороге Маланка превратилась бы  во что-то другое. Ведь и в селах существуют разные варианты этой игры. Мы тоже кое-что берем от сельского карнавала, но в городе другое пространство и другое эхо, здесь нужно что-то свое. Так мы обнаружили, что сезон городского карнавала – лето, время максимального контакта человека с миром. Нашли имя, «Vara Chisinauiana». Искали-разрабатывали темы и формы игры много лет, даже не надеясь, что их можно будет повторять. Каждый год – другая тема, новые эксперименты… а потом вдруг оказалось, что у карнавала ничего не пропадает; из всего этого – раз! - и сложился целый сборник ритуалов… Их можно повторять как постановку, а можно брать как темы для импровизаций.

- Ритуал-импровизация? На какую тему, к примеру?

Е. К. Например, «Беседы с летним светом». Можно это трактовать как открытость летнему максимуму света. Готовность к счастью. И сыграть совершенно неожиданно. Ну, взять и перепрыгнуть через  стул. Хотя за секунду до этого ты идешь спокойно с бокалом или яблоком в руке.

- А что такое ритуал?

Е. К. Любое действие, которое ты совершаешь по импульсу твоего внутреннего света. Когда слышишь тонкий мир в себе и в других.

- Разве на это можно опираться?

Е. К. Современный театр работает с новыми ритуалами уже давно, с начала ХХ века. Да, игровой контакт с тонкой реальностью возможен, это и наш опыт подтверждает. Не только актеры – зрители могут участвовать в такой игре, достаточно пройти короткий тренинг. Получается, что самое главное в  общении с тонкими вещами – искреннее  желание к ним прикоснуться…


- Короткий тренинг? А если человек ничего не почувствует, разве это не будет разочарованием?

Е. К.  Очень важно, и мы это говорим на тренинге, принимать даже мельчайшие изменения. Для тех, кто начинает, действие может быть больше, чем ощущение – оно откроет дорогу чувству. Это не притворство  и не  самообман, а такое начало процесса. Для опытного актера, наоборот, состояние всегда сильнее, чем действие.

- Да уж, как-то все слишком тонко для уличной акции

Е. К. Тонко, но не рвется… Вот потому мы и считаем Кишинев особым местом, очень подходящим для таких разработок. Мы пока не слышали, чтобы где-то еще карнавал принял форму общей игры актеров и зрителей – настоящего совместного художественного акта. А наш город такую игру подхватил, в Молдове  вообще тонкие вещи живут очень ощутимо. Нужно только ценить их, и они начнут воплощаться в достижения. Но ценить то, что у тебя есть, всегда непросто…

- Елена, обычно карнавал вели Вы. Но на 10-й раз передали карнавальный жезл актрисе Юлии Пынзарь. В этом тоже есть какой-то особый смысл?

Е. К. Вести и играть одновременно – это поступок, на который решится не каждый. Но мне очень хотелось передать опыт ведения процесса и тем самым расширить его. А Юля, конечно, не хотела  терять актерскую волну. Как ей удалось – не знаю, но она совместила обе роли. То есть мы опять провели рискованный эксперимент и выяснили, что передать карнавальный опыт возможно. Значит, мы можем делиться им с другими театрами, городами, странами.


- Юлия, для каждого карнавал – что-то свое. А что он такое лично для Вас?

Ю. П. Карнавал для меня уже который год - это провокация моей веры в смысл происходящего. Чем глубже человек осознает и чувствует , тем больше он защищён от иллюзии бессмысленности существования. По большому счету, чем бы мы ни занимались, все это лишь игра. Не обман, не розыгрыш, а добрая и вечная Игра. Радоваться и раскрывать обертку кажущейся бессмысленности  в том месте, где она готова раскрыться, где готово проявиться нечто большее, чем улица большого города, по который вы проходите много раз за год. Пусть один в году вы вступите с ней в диалог. Конечно, это можно делать каждый день и много раз, но мы хотели донести до людей, как здорово, когда мы целый день можем вместе играть с пространством знакомого нам города, используя инструменты, которые всегда под рукой: нашу добрую волю, веру в свет как точку опоры, наши способности чувствовать и осознавать свои чувства и действовать из доверия к миру и себе. Все! На самом деле никакой другой подготовки не нужно, чтобы прийти и сотворить свой собственный импровизационный карнавальный ритуал. На этом мы хотели сконцентрироваться в этом году, мы выделили для Импро-ритуалов чуть ли не треть нашего карнавального дня. Выбирали темы ритуалов из сборника, а потом по очереди импровизировали – актеры и зрители.Я не пожалела об этом ни разу, я получила огромное удовольствие, наблюдая за нашими карнавальными зрителями. Они здорово изменились в ходе тренинга и всего действия. А их импро-ритуалы были трогательны красивы.

- Общая тема «Vara Chisinauiana 2018» была – «Беседы с Кишиневом». Что он вам рассказал на этот раз?

Ю. П.  «Посмотрите, - сказал он, - внимательно на этот карнавальный кувырок. Смотрите, как медленно накреняется мир, пока не перевернется в  удивительную красоту всего и всех. Белая лестница засияет, как расколдованный замок, и все персонажи окажутся у себя дома в этом глубоко прозрачном летнем вечере, превратятся в волшебные существа и станут удивительно знакомыми, как воспоминания, забытые и обретенные вновь. Не забывайте эту красоту, - сказал нам Кишинев, - потому что красота никогда не случайна».

- Прямо вот так и сказал?

Ю. П. Мне сказал так, а другим, возможно, иначе. Но вот эту феерическую сказочность мира увидели все. Изменения накапливались исподволь, и вдруг наступил момент, когда белая лестница  подчеркнула краски карнавала, а закат насытил их и высветил изнутри. И все предметы стали особенно объемными, заметными – и звеняще легкими. Магия театра каждый раз другая. Сейчас нас откровенно отослали к опыту сказок. А ведь в сказках не только мудрость, там еще и невероятный оптимизм. Ну, в хороших сказках, конечно.


- Какой ритуал из Сборника для Вас самый любимый?

Ю.П. Для меня – Невидимый Собор… Каждый участник извлекает из пространства какой-то невидимый объект или вещество, и все вместе из этого складывают Собор. Помните, Антонио Гауди говорил, что его Собор Святого Семейства в Барселоне будут завершать несколько поколений? Ну вот, это наш вклад. Ритуал о единстве. О том, что каждый человек, следуя своей мечте и внутреннему зову, выполняя именно то, к чему у него есть склонность, становится очень важной частицей в общей картине красоты мира.

Вообще-то выбрать любимый ритуал нелегко, у меня же их много! Еще -  Кишиневская монада. У города есть свой инь-ян, Верхний и Нижний Кишинев, и точка их встречи, гармонии  – Арка. Вот под ней мы во время этого ритуала как бы рисуем линией бега знак бесконечности, быстрее, быстрее, а в центре, сталкиваясь, обнимаемся и помогаем друг другу бежать, дарим нужное ускорение. Нужно мгновенно почувствовать, куда и как бежит человек. Да, это очень мое, потому что центр города , потому что Арка, потому что, объединяя людей, можно бежать, смеясь, как под летним  теплым дождем.

Share To:

Denis Romanescu

Post A Comment: